Главная   »   Руслан Чернолуцкиий: Таких масштабов политических преследований не наблюдалось ни при Кучме, ни при Януковиче

Руслан Чернолуцкиий: Таких масштабов политических преследований не наблюдалось ни при Кучме, ни при Януковиче

02/03/2018 13:19

Интервью издание «МИР» с заместителем Председателя Европейской партии Украины, адвокатом Михаила Саакашвили Русланом Чернолуцким.

Руслан, расскажите, пожалуйста, как Вы стали адвокатом Саакашвили?

С Михеилом Саакашвили я знаком с 2015 года. С того самого времени, как он был назначен губернатором Одесской области. Тогда я тоже жил и работал в Одессе. Мы активно сотрудничали с Саакашвили вместе с главой Европейской партии Николаем Катеринчуком (я являюсь его заместителем по партии) и встретились с новым главой области, чтобы рассказать ему на что стоит обратить внимание по Одесскому региону. Таким было наше первое общение. Позднее – уже после лишения Саакашвили украинского гражданства, после известного всем громкого пересечения границы и общения с правоохранительными органами — меня порекомендовали ему как человека, способного обеспечить правовую защиту в его личных делах и делах, возбужденных против его соратников, а также как специалиста в вопросах организации юридического менеджмента по правовым направлениям, связанным и с Михеилом, и с оппозиционной деятельностью его партии и соратников по борьбе. Сегодня работает целая группа юристов – ведём дела нескольких сот человек по всей Украине — членов РНС и соратников Саакашвили, которые находятся под преследованием власти, вызываются на допросы, у которых проводят обыски, против которых возбуждены заказные уголовные дела. Чтобы перечислить все дела потребуется не один час. Это и так называемое дело Курченко-Дангадзе, и дело по провокации около Жовтневого палаца, и дело по итальянскому фильму, где Михеил фигурирует в качестве свидетеля по грузинским снайперам… Мы боремся с огромной провластной системой, с судебно-правоохранительной машиной, которая подыгрывает Порошенко и Генпрокуратуре. Они не независимые и это очень настораживает.

Какие дела вы назвали бы ключевыми в отношении Михеила Саакашвили?

Это, безусловно, суд по лишению гражданства, все судебные споры, касающиеся миграционной службы, новый иск по выдворению Саакашвили из Украины и уголовное преследование, где он проходит в качестве подозреваемого. Хочу подчеркнуть, что все дела, инкриминируемые Михеилу Саакашвили, связаны с политическим преследованием. Он был неугоден Президенту страны и таким способом – политическим преследованием и лишением гражданства — Порошенко ограничил деятельность оппозиционера на территории Украины. Открытие дел, связанных с миграционной службой, давало бы нам возможность восстановить статус Саакашвили или получить на определенный период статус лица, требующего дополнительной защиты, беженца. Миграционная служба, увы, не предоставила такой возможности. Непосредственно с этим связана и реадмиссия политика. Ну и «вишенка на торте» — дело, связанное с уголовным преследованием, которое можно ещё назвать «делом плёнки Дангадзе».

Главной точкой отсчёта для защиты стало лишение Саакашвили украинского гражданства, ранее подаренного Президентом…

Я бы разделил всё, что связано с защитой Саакашвили, условно на два периода – «до нашей эры» и «после нашей эры». «До нашей эры» – это оппозиционная деятельность Михеила Саакашвили, которая началась после того, как он заявил о сложении с себя полномочий главы Одесской областной администрации и до момента когда он создал партию Рух Новых Сил. Именно с этого момента он начал активно развивать свою оппозиционную деятельность. И тут же начались откровенные политические преследования. Был создан в противовес дубль партии РНС, которую зарегистрировали в Минюсте. Это были первые шаги против известного политика. А затем его лишили гражданства, воспользовавшись тем, что он уехал за границу. За один день сделали все документы. Даже меньше, чем за сутки. И тут началась «наша эра» — эра защиты.

Сейчас это дело о лишении гражданства слушается в Верховном суде, в суде первой инстанции. Это фактически иск к Президенту. Его ещё по сути не начали рассматривать. По документам поданного иска, там с головой хватает оснований, чтобы признать указ Президента незаконным. Хотя бы просто потому, что Президент не может лишать кого-то гражданства – ему не даёт на это права Конституция. Но пробелы в существующем законодательстве дают ему возможность подменять понятие утраты гражданства, применяя недостоверные доказательства, путём приостановки гражданства. Это откровенное нарушение прав человека, которое отражается на всём – на его правах, его статусе, его личной жизни. Человек моментально теряет и свои права, и свои обязанности, причём не по своей воле. Такой моральный аспект противоречит всем международным конвенциям.

Мы, конечно, надеемся, что Верховный суд вынесет достаточно прозрачное решение и признает указ о лишении гражданства Саакашвили незаконным. Но с учётом того, как у нас формируются коллегии судей, с учётом того, что каждый судья напрямую зависит от президента, рассчитывать на справедливое решение не приходится. Кстати, коллегия судей была сформирована в ручном режиме с вмешательством человеческого фактора. Протокол автораспределения электронной системы сформировал коллегию за 0.00 миллисекунд. Это практически как? Системе нужно хоть какое- то время, чтобы она приняла решение. Мы заявили отвод судей, но нам его не удовлетворили. Вот эта самая коллегия судей будет в пятницу, 2 марта, в 10 часов утра продолжать слушать дело Саакашвили.

После этого суда будет аппеляция. А потом мы будем подавать в ЕСПЧ, так как я очень сомневаюсь, что иск будет удовлетворен. Аргументов у нас для того, чтобы мы победили в Европейском суде по правам человека, у нас достаточно. Это точно. Кстати, в истории независимой Украины есть только два указа Президента, которые признавались незаконными. Это указы Ющенко по Шухевичу и по Бандере.

Если всё-таки указ Порошенко будет признан незаконным в Украине, то государство должно будет восстановить статус-кво Михеила, что практически нереально. Все дела Саакашвили – это маркер того, как работает судебная и правоохранительная системы в стране. По отношению к Саакашвили сегодня существуют порядка 20 исков и различных дел, напрямую или косвенно взаимосвязанных.

Статус лица, требующего дополнительной защиты, получить не удалось. На основании этого, в том числе, была проведена реадмиссия. Что дальше?

Мы подали кассационную жалобу, но государство закрыло на неё глаза, нарушив тем самым процедуру. Оно не имело права выдворять Саакашвили пока он находится в статусе лица, которое судится с государством. Реадмиссия всего лишь вспомогательная процедура. Сначала должно было последовать решение о принудительном выдворении, которое государство не имеет права принимать пока дело находится в кассации. Михеил Саакашвили имел полное право находиться в Украине пока не будут завершены все судебные дела. Только сейчас по адвокатским запросам мы получаем решение про реадмиссию, разрешение Польши и так далее. В нём, кстати, они ссылаются на штраф 3400, выплаченный после незначительных нарушений при пересечении границы. Суд обязал выплатить штраф и Саакашвили его оплатил. Переход границы — это отдельное правовое нарушение.

И тут вдруг государство, которое само определило для Михеила Саакашвили статус подозреваемого лица, берёт этого человека и само вывозит из страны. Это запрещено законодательно. Лицо без гражданства или лицо, которое находится в стадии расследования, не имеет права покидать территорию страны самовольно или принудительно. Ведь государство предъявило к нему претензии, хочет признать его виновным, вынести приговор…

Мы подошли уголовному делу Курченко-Дангадзе, по которому также проходит Саакашвили. Как на сегодня обстоят дела по нему?

Экспертизы по данному делу сфабрикованы, плёнки смонтированы и мы доказали это в суде. Сознательно не была проведена экспертиза СБУ и не доказано наличие или отсутствие монтажа в представленных суду плёнках. Было доказано, что на плёнках есть голос Саакашвили. Но ведь голос можно взять с любого телефонного разговора, вставить, смонтировать и получить нужный результат. Как и в случае с реальным голосом Курченко. Экспертиза не установила и не намерена была установить главное — смонтирована ли эта запись?

Дангадзе, к сожалению, продлили срок содержания под стражей до 31 марта. Он — заложник. И власть держит его, чтобы использовать для шантажа в деле Саакашвили. Со стороны Михеила Саакашвили трат денег на какие-либо политические акции следствием не установлено. Дело подвисло. Мы будем инициировать его закрытие, потому что следственные действия не проводятся, на допрос Саакашвили не вызывается, всё находится в каком-то полузамороженном состоянии.

Было заявление, что ГПУ хочет отобрать образец голоса Михеила в Нидерландах, где он сейчас находится…

Мы уже свою позицию по этому поводу высказали. Это незаконно. Они просто не могут этого сделать. И это лишний раз подчёркивает непрофессионализм прокуратуры. Экспертиза закончена. А отбор голосов может проводиться только для экспертизы. Вы ж делали экспертизу? Вы ж уже доказали, что это голос Саакашвили? Для чего вы намереваетесь ещё раз отобрать на экспертизу голоса? Для того, чтобы эти голоса потом использовать ещё в каком-то сфабрикованном деле?

Саакашвили не был объявлен в международный розыск. Нидерланды просто обязаны отказать Украине в процессуальных действиях в отношении него. Нет оснований правовых для отбора голоса либо других действий в отношении моего клиента, и об этом говорит конвенция правовой помощи между нашими государствами. Шансы у Генпрокуратуры наладить сотрудничество в этом уголовном деле с Нидерландами очень минимальные.

Я сегодня сам нахожусь и в профессиональном, и в эмоциональном шоке от того, в какой реальности мы находимся. И это делается в отношении Саакашвили! Он – публичная личность с возможностью обороняться, говорить об всём вслух. А как обычный человек может защитить себя? Да никак. Поэтому нужно и писать, и говорить, привлекать внимание общественности, международного сообщества, профессионального сообщества. Чтобы все знали о том, что происходит, чтобы задумались.

Президент очень ловко провел судебную реформу. Он ликвидировал все суды. И сейчас через реорганизацию судов, те же судьи в те же суды назначаются по его указу. Поэтому все судьи находятся в прямой зависимости от Президента и исполняют указания, которые исходят от Генпрокуратуры и от Администрации Президента.

Не планирует ли Михеил Саакашвили, учитывая его неоднократные заявления, выступить с инициативой об открытии уголовного дела в отношении Порошенко? Достаточно ли для этого оснований?

Мы подавали в НАБУ заявление на группу высокопоставленных должностных лиц. Но НАБУ — это антикоррупционный орган, он рассматривает дела в своих рамках. Сегодня невозможно найти орган, который возбудит и будет рассматривать дело против Президента. Мы понимаем, что Генпрокуратура не будет возбуждать дело против Луценко и других должностных лиц, которые возбуждали дело против Саакашвили и его соратников. СБУ этого тоже не будет делать в рамках своей подследственности. НАБУ на сегодняшний день наиболее независимый от Президента орган, но пока сомнительно, что такое дело может быть возбуждено. Законодательство так выписано, что дела против Президента сможет расследовать в рамках своих полномочий Государственное бюро расследований. Может до конца года сформируется штат ГБР и что-то начнется. Но в нашей сегодняшней политической модели и в выстроенной вертикали президентской власти, уголовное дело против президента – это фантастика. Я думаю, что это будет возможно только тогда, когда власть кардинально поменяется Тогда, имея в руках все наши дела — и незаконное лишение гражданства, и личное присутствие охраны президента при выдворении грузин из страны – всё это можно будет брать за основу для того дела. Кстати, у нас есть предположение, что переодетые пограничники, участвовавшие в захвате Саакашвили в ресторане «Сулугуни», были сотрудниками УГО – госохраны при президенте. Но сейчас, когда Президент контролирует весь силовой блок и пытается сломать НАБУ, либо подчинить его, нереально возбудить уголовное дело против Президента.

Печерский РОВД обязали возбудить уголовное дело по похищению Саакашвили. Как движется процесс?

Пока никакой информации нет. Определение суда для Печерского РОВД есть, а дела нет. Органы, если это им не на руку, очень редко открывают уголовные дела. К сожалению, и наличие открытого уголовного дела ничего не даст. Оно всё равно будет закрыто потом. В рамках этого нашего заявления ничего не будет сделано. Вот если бы это было в интересах власти, то давным-давно всё было бы сделано. Суть вопроса в расследовании. Насколько законно проводилась реадмиссия и в какой способ? За чей счет вывозился Саакашвилииз страны? Кто нанимал самолет?

Сейчас мы собираем доказательную базу для основного пакета документов для обращения в Европейский суд. В Европе знают и понимают, что это — политическое преследование. Масса была публикаций на этот счёт. Интерпол и аналогичные мировые организации отказались вносить в свои базы Михеила Саакашвили, потому что они полностью понимают, что дело имеет политический характер. Саакашвили имеет международное признание и авторитет, как человек, который дважды занимал пост Президента Грузии, который вошёл в историю, а не вляпался в неё. Как бы скептически к нему не относились, как бы его образ в Украине не пытались формировать по заказу провластные средства массовой информации, он – сильная личность. Эмоциональный, своеобразный специфический, но – высокоинтеллектуальный, мудрый человек, который знает в совершенстве шесть языков, разбирается во многих отраслях, начиная с экономических вопросов, со своим бэкраундом, который уже играет в его пользу. И сделать из него клоуна у украинской власти не получится. В ближайшее время мы доведём все процедуры до конца и Михеил Саакашвили вернётся в Украину.

Когда?

Я думаю, что это будет в ближайшие полгода точно.

Что сегодня происходит с соратниками Саакашвили, которые остались в стране?

У всех ключевых кураторов Руха Новых Сил по всем областям Украины проводились обыски и допросы, у них изымались деньги и личные вещи. Это мы наблюдали на протяжение 3-4-х последних месяцев. Власть откровенно занимается политическими преследованиями. Таких масштабов не наблюдалось ни при Кучме, ни при Януковиче. Привлекаются спецслужбы, работает по заказу судебная система. В ближайшее время такие действия властей в отношении соратников Михеила Саакашвили только усилятся. Применяются типичные алгоритмы и механизмы преследований в уголовной плоскости, как это делали ещё в советские времена. Топорно и грубо работают. Ничего не меняется. Никаких новых инструментов политических репрессий власти не придумали.

Замечали ли Вы как адвокат Саакашвили, что за Вами ведётся слежка, что прослушиваются телефоны? Звучали ли открытые угрозы в Ваш адрес?

Репутационные и профессиональные риски по данному делу беспрецедентные. Была и слежка, и телефоны до сих пор прослушиваются. Всё это есть. Паранойи нет – я чётко осознаю, что это происходит. Личных угроз тоже пока не было, меня не вызывали в провластные кабинеты. А вот косвенные угрозы звучали. Через разных знакомых и людей при власти мне передавали приветы советовали не лезть в какие-то дела, намекали, что это может плохо закончиться. Стараюсь не придавать этому большого значения. Мне помогает в адвокатской работе моя гражданская позиция, желание что-то поменять в системе через собственные профессиональные действия. Зайдёшь в суд забрать какой-то документ и видишь, насколько им реально стыдно. В Киеве ещё не так это ощущается, а на Западной Украине, где у судей более справедливое настроение, стыд проявляется ярче. Они все находятся между молотом и наковальней. Есть личное внутреннее отношение ко всему происходящему и есть звонки и распоряжения сверху. Так что не будем опускать руки. Впереди Европейский суд по правам человека и возвращение Михеила Саакашвили в Украину.